В УПК ХОТЯТ ВВЕСТИ НОВОГО УЧАСТНИКА СУДОПРОИЗВОДСТВА

Программа: 

Минюст представил пакет поправок, направленных на реализацию восстановительного правосудия в отношении несовершеннолетних. 

Эксперты, с одной стороны, указали на значимость ряда предлагаемых изменений в законодательство в плане развития института медиации. С другой – они отметили, что процессуальный статус примирителя вводится в уголовный процесс с исключением конфиденциальности примирительной процедуры, что противоречит сути медиации.

Минюст опубликовал для общественного обсуждения пакет законопроектов, направленных на реализацию восстановительного правосудия в отношении несовершеннолетних, в том числе совершивших противоправные деяния.

Как уже сообщала «АГ», поправки разработаны в целях реализации Концепции развития сети служб медиации до 2017 г. и направлены на обеспечение возможности создания «благоприятных, гуманных и безопасных условий для полноценного развития и социализации детей всех возрастов и групп, в том числе детей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, находящихся в социально опасном положении или в неблагополучных семьях, детей с девиантным поведением, детей, совершивших общественно опасные деяния, освободившихся из мест лишения свободы, и других трудных подростков».

Первый законопроект предполагает внесение в УПК РФ ряда новых статей и иных поправок, касающихся нового участника уголовного судопроизводства – примирителя. Согласно предлагаемой проектом ст. 58.1 УПК РФ примиритель – это «лицо, обладающее специальными познаниями, допускаемое наряду с законными представителями, защитниками к участию в производстве по уголовным делам о преступлениях, совершенных несовершеннолетними, в целях примирения несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого с потерпевшим». Такое лицо должно привлекаться для примирения несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого с потерпевшим.

Кроме того, предполагается, что примиритель сможет участвовать в допросе несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого по его ходатайству или ходатайству его законного представителя или защитника. Также примиритель будет допускаться к участию в уголовном деле на основании постановления следователя или дознавателя и с согласия законного представителя и потерпевшего или его представителей. При этом такое лицо сможет делать заявления и представлять доказательства, а также знакомиться с материалами дела по окончании предварительного расследования.

Предполагается также и участие примирителя в заседаниях судов первой и апелляционной инстанций, в которых он сможет заявлять ходатайства и отводы, давать показания и предоставлять доказательства. При этом указывается, что суд вправе допросить примирителя по вопросам, касающимся проведения процедур примирения между несовершеннолетним подозреваемым, обвиняемым, подсудимым и потерпевшим.

«Предлагаемые изменения направлены на минимизацию последствий общественно опасного деяния, совершенного несовершеннолетним, и исключение наказания, способного негативно повлиять на дальнейшую жизнь ребенка, а также на активное вовлечение всех сторон, чьи интересы были затронуты общественно опасным деянием, в процесс заглаживания вины в целях восстановления прав потерпевших», – говорится в пояснительной записке.

Проект второго документа предлагает поправки в законы «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» и «Об опеке и попечительстве», а также в Семейный кодекс РФ. 

В частности, вводятся такие понятия, как «восстановительный подход» (совокупность организационно-правовых мер, применяемых специалистом-примирителем при разрешении споров и конфликтов с участием несовершеннолетнего, совершившего правонарушение), «восстановительная программа» (процедура урегулирования спора или конфликта и реагирования на правонарушения или преступления несовершеннолетних), «служба примирения» (структурное подразделение Комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав), «примиритель», «процедура примирения».

Как указано в пояснительной записке, данный проект разработан в целях создания служб медиации на платформе существующих профильных государственных организаций регионального уровня с использованием имеющегося потенциала и опыта органов и учреждений системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних. При этом планируется сохранение полномочий действующих органов и учреждений системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних.

При этом подчеркивается, что проектируемые положения федеральных законов не затрагивают предмет регулирования Федерального закона от 27 июля 2010 г. №193-ФЗ 
«Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» «в части использования терминологии и инструментов медиации как неприменимых по отношению к содержанию правоотношений между государством, в лице органов следствия и дознания, и несовершеннолетними подозреваемыми, обвиняемыми, которые возникают при совершении ими общественно опасных деяний».

Общественное обсуждение проектов продлится до 20 сентября.

Ведущий юрист, медиатор АБ «Асташкевич и Партнеры» Екатерина Смольянникова отметила, что проекты вводят такие понятия, как «восстановительный подход», «восстановительная медиация», «примиритель» и т.д., не раскрывая при этом их сути и внося для специалиста, не имеющего отношения к примирительным процедурам, путаницу по соотношению «медиации» и «восстановительного правосудия», которые являются разными вещами.

«Для адекватного развития и дальнейшего применения таких социально значимых, обсуждаемых институтов принципиальным является формирование доверия к ним на каждом этапе реализации проекта. То, как развивается у нас медиация, вызывает много вопросов, ошибки позиционирования приводят к неправильному пониманию явления и дискредитируют его. Данный проект закладывает подобные же ошибки в отношении восстановительного подхода», – подчеркнула эксперт.

По мнению Екатерины Смольянниковой, главное – не свести все к формальному присутствию очередной процессуальной фигуры. «Примиритель – это отдельная квалификация, требующая специальной подготовки. Это не любой работник органов опеки, как считают многие, так же как не каждый адвокат – медиатор, скорее наоборот», – подчеркнула она.

Эксперт добавила, что людям, профессионально занимающимся работой с несовершеннолетними в уголовных делах, принятие таких положений очень поможет. Но если ставить целью не поддержание уже имеющегося, а развитие на глобальном уровне, то, по ее мнению, многие положения требуют пересмотра и доработки, понятия – большей конкретизации, а схема дальнейшей реализации – осмысления.

Адвокат МКА «Каденова и партнеры» Зульфия Атаханова обратила внимание на предлагаемые поправки в Семейный кодекс РФ, согласно которым проживающий отдельно родитель перед рассмотрением в судебном порядке спора об осуществлении родительских прав вправе требовать проведения процедуры примирения. По ее мнению, эта новелла является большим шагом в реализации Концепции развития сети служб медиации. «Могу сказать, что благодаря процедуре медиации бывшие супруги могут услышать друг друга», – пояснила Зульфия Атаханова.

Вместе с тем эксперт отметила, что поправки в УПК РФ вызывают у нее опасения в части участия примирителя в судебном заседании, а именно предоставление суду права допросить примирителя касательно процедуры примирения между несовершеннолетним подозреваемым, обвиняемым, подсудимым и потерпевшим. «Это противоречит фундаментальному принципу медиации – конфиденциальности!» – подчеркнула она.

Кроме того, Зульфия Атаханова указала на то, что раз поправки, предусмотренные законопроектами, не затрагивают предмет регулирования Закона о медиации, становится не вполне ясно, как именно предполагается определять экспертов-примирителей.

Глеб Кузнецов

Источник: Адвокатская газета

***

 Сейчас проводится экспертиза проектов и все заинтересованные граждане могут до 20 сентября 2017 г внести свои предложения на страницах обсуждения проектов: http://regulation.gov.ru/projects#npa=69575  и   http://regulation.gov.ru/projects#npa=69576